Главная
Животные
Сказки
Галерея
Книги
Лиса и виноград
П р е д с е д а т е л ь. Вот видите, господин сочинитель, народ не желает слушать ваши мольбы о помиловании. Вам уже никто не поможет: ни боги, ни жалость, к которой вы призываете! стража, привести приговор в исполнение! С т р а ж а тянет Э з о п а к обрыву . Э з о п вырывается, и скрывается в святилище М н е м о з и н ы. Э з о п (отчаянно) . Убежища, убежища! Прошу убежища у моей покровительницы! М н е м о з и н а, стоящая в толпе, несколько раз порывается броситься на помощь Э з о п у, но потом возвращается назад, в отчаянии заламывая свои руки. А п о л л о н, ни от кого не скрываясь, гордо стоит во всем блеске своих золотых волос, торжествующе гля­дя на Э з о п а. П р е д с е д а т е л ь (глядя на А п о л л о н а) . Нам покровительствует Аполлон, а не богиня памяти, на­шептывающая на ухо безумным калекам свои нелепые ба­сни. Стража, заберите его из святилища! С т р а ж а выволакивает Э з о п а из святилища, и тянет его к краю обрыва. Э з о п (умоляюще). Минутку, господа дельфийцы, минутку, жестоковыйные граждане священного города! Всего лишь минутку, во время которой хочу рассказать я вам сме­шную историю. Минутка уже ничего не решит, а вы, че­го доброго, расхохочетесь напоследок, и раздумаете казнить безумного старика. Двое врагов плыли на од­ном корабле. Чтобы держаться друг от друга подальше, один устроился на корме, другой – на носу; так они и сидели. Поднялась страшная буря, и корабль опрокинулся. Тот, что сидел на корме, спросил у кормчего, какой конец корабля грозит потонуть раньше? “Hoc”, – ответил кормчий. Тогда тот сказал: “Ну, тогда мне и умереть не жалко, лишь бы увидеть, как мой враг захлебнется раньше меня”. Так иные люди, господа дельфийцы, из ненависти к ближним не боятся постра­дать, лишь бы увидеть, как и те страдают. Не казни­те Эзопа, отпустите безумного баснописца; боги не простят вам этого преступления, и вслед за ним вы сами пойдете ко дну! Т о л п а. Скала! Скала! Сбросить его со скалы! Пускай мы скоро пойдем ко дну, зато сегодня увидим цвет твоей крови! Э з о п (горько, но одновременно и радостно, просветлен­но, отодвигая в сторону с т р а ж у) . Хорошо, гос­пода дельфийцы, хорошо, вы уговорили старого басно­писца. Вы умеете хорошо уговаривать, и у вас беспо­лезно искать милосердия. Вы убиваете меня потому, что боитесь. Вы боитесь своей разбуженной совести, и считаете, что со смертью Эзопа она вновь заснет на долгие годы. Но вы, господа, ошибаетесь, ибо мож­но убить поэта, но нельзя убить то, что он написал. Вам не нужны смешные истории, и вы не хотите смеять­ся, так слушайте же, как смеется Эзоп, сочинивший этих историй больше, чем растет волос на ваших схо­жих с фигами лицах и чем находится крошек на жерт­веннике Аполлона, с которого вы питаетесь, как презренные мухи. Прощай, Мнемозина, прощайте и вы, Музы я ухожу, чтобы вечно остаться с вами! Начинает смеяться, потом прыгает со скалы. Смех Э з о п а сначала становится тише, и умолка­ет совсем, но потом начинает звучать все громче и громче, разливается над сценой, зрительным залом и всем миром. Т о л п а в ужасе корчится, пораженная нестерпимым смехом Э з о п а. Смех Э з о п а звучит бесконечно. К о н е ц.


Страницы (32): 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32