Главная
Животные
Сказки
Галерея
Книги
Красный дракон
Раскрасневшаяся и взволнованная, Риба Макклейн всю дорогу домой сидела молча. Только раз она повернулась к Долархайду и медленно произнесла: — Спасибо… Большое спасибо. Если вы не против, я бы с удовольствием выпила мартини. — Подождите немного здесь, — попросил Долархайд, припарковавшись во дворе своего дома. Она была рада, что не вернулась в свою квартиру, казавшуюся сейчас такой унылой. — Только не вздумайте наводить порядок. Впустите меня, скажите, что все прибрано, и я вам поверю на слово… — Хорошо, подождите только мину ту другую. Он внес в дом пакет из винного магазина и быстро огляделся. Зашел на кухню, постоял там с минуту, закрыв лицо руками. Мысли путались. Он чувствовал опасность, но исходила она не от женщины. Было страшно поднять глаза вверх. Надо что то сделать, но что и как? Наверное, следует отвезти ее домой. Но внезапно понял — теперь, после Превращения, ему дозволено все. Все. Все. Долархайд вышел из дома; в лучах заходящего солнца фургон отбрасывал длинную голубую тень. Риба Макклейн, оперлась на плечо Долархайда и коснулась ногой земли. Она смутно ощущала очертания дома. Эхо от хлопнувшей дверцы фургона давало представление о высоте здания. Голос хозяина: — Четыре шага по траве, потом пандус. Она взяла его руку. Долархайда пронзила дрожь, под рубашкой выступили капли пота. — Тут действительно пандус. Зачем? — Здесь жили старики. — Но сейчас их нет? — Нет. — Дом кажется таким холодным и высоким… Она остановилась в гостиной. Пахнет музеем. Или ладаном? Где то вдалеке тикали часы. — Это большой дом, да? Сколько в нем комнат? — Четырнадцать. — Он старый. И вещи здесь старые. Она случайно задела отделанный бахромой абажур и прикоснулась к нему пальцами. Застенчивый мистер Долархайд… Она прекрасно понимала, как подействовала на него сцена в зоопарке: он дрожал, как разгоряченный конь, когда вел ее из операционной. Устроить ей такую встречу с тигром — шикарный жест. Может, за этим кроется нечто большее? Но уверенности пока нет. — Мартини? — Давайте я пойду вместе с вами и приготовлю? — предложила Риба, сбрасывая туфли. Пощелкивая пальцами по стакану, она налила в него нужное количество вермута, добавила две с половиной унции джина и бросила две маслины. Она быстро ориентировалась в доме — по тикающим часам, по шуму кондиционера на окне, по воздушным потокам. На полу рядом с кухонной дверью было теплое место, освещенное заходящим солнцем. Он усадил ее в свое большое кресло, а сам сел на диван. В воздухе повисло напряжение. Она пригубила мартини. Долархайд включил проигрыватель, и ему показалось, что комната стала совсем другой, как будто разделилась на две части — его и ее. Риба была первой, кто пришел к нему, в этой дом, по собственному желанию. Звучала музыка Дебюсси, под которую погас солнечный свет. Он спросил ее что то о Денвере, и Риба коротко ответу да — ответила рассеянно, о чем то другом. Он описал ей дом и большой двор, огороженный кустарником и деревьями. Разговор иссяк. Когда Долархайд менял пластинки, Риба произнесла: — Этот удивительный тигр, этот дом, и вы сами, Д., — все это так таинственно. Я не думаю, чтобы кто нибудь знал вас по настоящему. — А вы спрашивали? — Кого? — Кого нибудь. — Нет. — Тогда почему вы считаете, что меня никто не знает? — Из за его сосредоточенности на четком произношении вопрос прозвучал бесстрастно. — Да, какие то коллеги из Гейтвей видели, как мы садились на днях в ваш фургон. Их распирало любопытство. И вот нежданно негаданно ко мне на работу ввалилась целая компания. — Что им хотелось знать? — Они просто любят посплетничать. А когда поняли, что сплетничать не о чем, ушли. — И что они говорили? Она собиралась обратить любопытство женщин в легкую насмешку над собой, но, видно, из этого ничего не выйдет. Риба вздохнула. — Выспрашивали обо всем подряд. Они находят вас очень таинственным и интересным. Считайте это за комплимент. — Они говорили, как я выгляжу? Вопрос прозвучал нарочито легко, но Риба знала, что ему не до шуток. Она решила не увиливать. — Я не спрашивала. Но они, конечно, сказали, каким вас видят. Хотите услышать? Дословно? Не хотите — не буду. — Она была уверена, что уж об этом то он наверняка спросит. Гробовое молчание. Внезапно Риба почувствовала, что она совсем одна в комнате. Пространство вокруг нее казалось черной дырой, втягивающей в себя все и не излучавшей ничего. Но она не слышала его шагов — значит, он здесь. — Я же скажу, — начала она. — В вашем облике есть некая подтянутость, аккуратность, и это им очень нравится. Еще они сказали, что у вас необыкновенно развитое тело. — Очевидно, ей следует не останавливаться, а продолжать. — Они говорят, что вы болезненно чувствительны к своему лицу, но вы зря беспокоитесь. Да, там была такая… Эйлин, кажется? — Эйлин.


Страницы (143): 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143