Главная
Животные
Сказки
Галерея
Книги
Красный дракон
Глава 36 Пакет с магнитофонной лентой был отправлен из Чикаго в Вашингтон в день смерти Лаундса. Адресат — главное управление ФБР, для передачи Уиллу Грэхему. К субботе пакет доставили по назначению. В дактилоскопическом отделе на кассете и упаковке не обнаружили ничего полезного. Копия ленты прибыла в Чикаго послеполуденной почтой. Особый агент Честер принес ее Грэхему в конце дня. К пленке была приложена записка от Ллойда Баумана: «Анализ голоса показывает, что это действительно Лаундс. Несомненно, он говорит под диктовку. Пленка новая, изготовлена в последние три месяца. Раньше не использовалась. Следовало бы дать прослушать ее доктору Блуму, когда он поправится. Впрочем, это на Ваше усмотрение. Ясно, что убийца старается запугать Вас. Полагаю, он еще сделает это неоднократно». Спасибо за заботу, подумал Грэхем. Ему не хотелось слушать пленку здесь, в комнате присяжных. Лучше пойти в зал судебных заседаний — там хоть высокие окна и солнце. Только что закончилась уборка, и пылинки еще плясали в косых лучах. Грэхем поставил магнитофон на стол и нажал на кнопку. Сначала монотонный голос техника: «Дело номер четыреста двадцать шесть тысяч двести тридцать восемь, параграф восемьсот четырнадцать, зарегистрировано. Перезапись с оригинала». Затем фон немного изменился. Грэхем вцепился обеими руками в поручни скамьи для присяжных. Голос Фредди Лаундса звучал устало и испуганно. «Я удостоился великой чести.., я увидел.., я увидел с восхищением.., с восхищением и трепетом.., трепетом.., всю мощь Большого Красного Дракона». Запись часто прерывалась, были слышны щелчки при остановке ленты. Грэхем почти видел палец на кнопке. Палец Дракона. «Я лгал о нем. Все, что я писал, было ложью, к которой принудил меня Уилли Грэхем. Он заставлял меня лгать. Я виновен в богохульстве, в поношении Дракона. Несмотря на это… Дракон милостив. Теперь я хочу служить ему. Он… помог мне понять его величие, и я буду славить его. Газеты, когда вы будете печатать это, пишите слово „Его“ с заглавной буквы. Уилли Грэхем, он знает, что это ты заставлял меня лгать. Я делал это под принуждением, и он будет более.., более милостив ко мне, чем к тебе, Уилли Грэхем. Нащупай у себя сзади, Уилли Грэхем, маленькие бугорки в верхней части таза. Дотронься до позвоночника между ними… В это самое место Дракон укусит тебя». Грэхем продолжал сжимать руками скамейку. Дождешься, стану я щупать. Интересно, он действительно не знает, как точно называется это место или специально предпочитает не упоминать анатомическое название? «Ты испытаешь ужас, уверяю тебя в этом». Пауза, потом страшный вопль. Хуже — раздирающий визг: «Ты… Оклятый… Яол, ты… Оещал!» — Слова выкрикивались без участия губ. Грэхем опустил голову и поднял ее, только когда перед глазами перестали танцевать яркие точки. Ему не хватало воздуха, сердце бешено колотилось. Прошел целый час, прежде чем он решился прослушать пленку во второй раз. Он взял кассетник, зашел в комнату присяжных и включил его там. Слишком близко… Он вернулся в зал заседаний и слышал теперь все через открытую дверь. «Я удостоился великой чести…» Кто то остановился у входа. Грэхем узнал молодого клерка из чикагского отделения ФБР и знаком пригласил его войти. — Для вас письмо, — сообщил клерк. — Меня прислал мистер Честер. Оно уже просвечено. Клерк вынул из нагрудного кармана темно лиловый конверт. Грэхем надеялся, что письмо от Молли. — Вот штамп. — Благодарю. — Кроме того, сегодня день зарплаты. Парнишка вручил ему чек. Раздался вопль Фредди. Юношу передернуло. — Извини, — сказал Грэхем. — Как вы это выдерживаете? — Ступай домой, — ответил Грэхем. Он сел на скамью, чтобы прочесть письмо и немного прийти в себя. Письмо было от доктора Ганнибала Лектора. «Дорогой Уилл. Поздравляю тебя с работой, которую ты провернул с мистером Лаундсом. Я в восхищении. Какой ты, однако, хитрый малый! Мистер Лаундс часто раздражал меня своей глупой болтовней, но в одном он меня просветил — от него я узнал, что ты содержался в психиатрической лечебнице. Мой болван адвокат почему то не заявил об этом на суде. Ну да ладно. Знаешь, Уилл, зря ты так терзаешься: Тебе было бы полезно немного расслабиться. Не мы изобрели нашу природу и не мы наделяем себя характером: он дается нам вместе с легкими, поджелудочной железой и всем прочим. Зачем же бороться с самим собой? Я хочу помочь тебе, Уилл, и желал бы начать с вопроса: был ли ты подавлен так же, как сейчас, отправив на тот свет Гаррета Джекоба Хоббса? Ведь это не выбило тебя из колеи, не правда ли? А все потому, что это казалось тебе добрым делом. Подумай об этом и не огорчайся. Почему бы и впрямь не считать это хорошим поступком? Наверное, так было угодно Богу — ведь Он делает это постоянно, а разве мы не сотворены по Его образу и подобию? Ты, возможно, обратил внимание на вчерашнее сообщение в газетах: в четверг вечером Бог обрушил крышу церкви на головы тридцати четырех прихожан в то время, когда они воздавали ему хвалу. Божий промысел, а? Тридцать четыре. Это Он дал тебе право убить Хоббса. На прошлой неделе он забрал к себе сто шестьдесят филиппинцев, погибших при падении самолета. Это Он дал тебе право убить ничтожного Хоббса. Бог не пожалел для тебя одного маленького убийства. А теперь их два на твоем счету, всего два. Так что все в порядке, дружище. Следи за газетами. Бог всегда побеждает. Всего наилучшего. Ганнибал Лектер, др. мед.» Грэхем знал, что Лектер здорово ошибается относительно Хоббса, но вдруг он отчасти прав насчет Фредди Лаундса? Враг, сидящий внутри Грэхема, соглашался с любым обвинением в его адрес. На фотографии в «Сплетнике» он стоял, положив руку на плечо Фредди — как бы подтверждая, что на самом деле рассказал ему все эти ужасы о Драконе. Хотел ли он подвергнуть Фредди риску? Грэхем и сам этого не знал. Мысль о том, что он бы ни за что не упустил любой возможности поймать Дракона, принесло временное облегчение. — Я просто до смерти измотан, вы, сукины дети, вымотали меня до предела, — произнес он вслух и, решив сделать перерыв, позвонил Молли. Никто не ответил. — Небось опять на своем чертовом мотодроме, — проворчал он. Оставалось только пойти выпить кофе. В окне ювелирного магазина он обратил внимание на старинный золотой браслет. Безделушка обошлась ему в большую часть полученного жалованья. Он упаковал браслет и, оглядевшись по сторонам — поблизости не оказалось ни души, — написал адрес Молли в Орегоне. В — отличие от Молли, Грэхем сам не сознавал, что делает подарки, чтоб спастись от раздражения. Возвращаться в комнату присяжных не хотелось, но работа не ждет. Память о Валери Лидс побуждала его к действию. — Извините, но я сейчас не могу говорить по телефону, — сказала ему тогда Валери Лидс.


Страницы (143): 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143