Главная
Животные
Сказки
Галерея
Книги
Красный дракон
Как бы он хотел ее знать. Как хотел бы… Наивная, бесполезная мысль. Усталость, обида, нервотрепка привели к тому, что мозг Грэхема не воспринимал ничего, кроме самых банальных истин. Однако он заставил себя приняться за составление подробного портрета жертвы, пользуясь материалами дела и собственными наблюдениями. Богатство. Это одна из возможных параллелей. Обе семьи были богаты. Странно, что Валери Лидс экономила на колготках. Может, она выросла в бедности? Скорее всего, ее дети одевались куда лучше, чем мать в их возрасте. Самому Грэхему когда то приходилось сопровождать отца от лодочных станций в Билокси и Гринвилле до лодочных станций на озере Эри. Всегда новичок в школе, всем чужой. В глубине души он до сих пор испытывал неприязнь к богатым. Итак, допустим, у Валери Лидс было невеселое детство. Ему захотелось еще раз посмотреть фильм о ней, но не Лидсы были той самой проблемой, которую надо было срочно решать. Он знал Лидсов. Но он не знал Джекоби. Пожар в их детройтском доме унес все — и фамильные альбомы, и, вероятно, дневники. Грэхем старался понять покойных по вещам, которые они покупали и которыми пользовались. Другой возможности нет. Папка с завещаниями Джекоби оказалась толщиной в три дюйма и содержала подробную опись имущества и домашней обстановки, приобретенных уже после переезда в Бирмингем. Надо просмотреть все это дерьмо. Каждая вещь шла под своим номером, как того требовали страховые компании. Человек, чье имущество сгорело дотла, получал отдельную компенсацию за каждую мелочь. Напрягая усталые глаза, Грэхем вчитывался в неразборчивые копии страховых деклараций, присланные адвокатом Меткалфом. У Джекоби был глиссер, у Лидсов тоже был глиссер. Джекоби имели трехколесную тачку, Лидсы — велосипед с прицепом. Грэхем послюнил палец и перевернул страницу. Здесь, под номером четыре значился кинопроектор фирмы «Чайнэн Пасифик». Стоп. Стоп. Как это он пропустил? Стремясь проникнуться бытом семьи Джекоби, Грэхем пересмотрел все коробки с их вещами на полицейском складе в Бирмингеме. Кинооборудования там не оказалось. Куда девался проектор? Следовательно, надо сопоставить страховую декларацию с описью имущества, составленную душеприказчиком адвокатом Меткалфом. Заведующий складом проверяет каждый предмет, прежде чем поставить свою подпись на расписке о приеме на хранение. Просмотр списка отданных на склад вещей занял пятнадцать минут. Не было проектора, не было камеры» не было пленки. Грэхем откинулся в кресле и уставился на Джекоби, улыбающихся ему с фотографии. Что же вы, черт возьми, сделали с аппаратурой? Или ее кто то украл? Может быть, проектор стащил убийца? Если убийца сделал это, то продал его потом или нет? Час от часу не легче — придется искать скупщика краденого. Усталость Грэхема как рукой сняло. Он решил выяснить, не упущено ли что нибудь еще, и почти целый час сопоставлял список имущества, переданного на склад, со страховыми декларациями. Было учтено все, кроме мелких драгоценностей. Они вошли в особый реестр, поскольку передавались на хранение в банк. Но Грэхем быстро обнаружил еще две пропажи. «Хрустальная, с трещиной, коробочка, 4 на 3 дюйма, с серебряной крышкой», — так записано в страховой декларации, но в списке Меткалфа ее не было. «Серебряная рамка для фотографии, 9 на 11 дюймов, с орнаментом из виноградных лоз и цветов» тоже отсутствовала. Украдены? Заложены? Вещи небольшие, их легко спрятать. Серебро, как правило, скупщики краденого сразу же переплавляют, и его уже не найти. А вот на киноаппаратуре должны остаться серийные номера. Неужели этот убийца к тому же еще и вор? Глядя на выгоревшую фотографию семьи Джекоби, Грэхем почувствовал внезапный прилив надежды. Хотя, если вдуматься, вероятность успеха ничтожна. В комнате присяжных был телефон, и Грэхем позвонил в бирмингемский отдел расследования убийств. В трубке послышался голос дежурного офицера. — Я по поводу дела Джекоби.« Вы регистрировали посещения их опечатанного дома? — Подождите, сейчас поглядим, — ответил дежурный. Обычно сведения обо всех, кто побывал на месте преступления, заносились в специальный журнал, и это часто оказывалось полезным. Через пять минут дежурный снова взял трубку. — Да, в журнале есть. Что вы хотите узнать? — Ниле Джекоби, сын убитого, приходил в дом? — Э э, да. Второго июля, в семь часов вечера. У него имелось разрешение взять личные вещи. — Там не записано, был ли у него с собой небольшой чемодан? — К сожалению, об этом ничего нет. Следующий — Байрон Меткалф. Его голос был хриплым, а дыхание шумным. Интересно, чем он там занимается, тоскливо подумал Грэхем. — Надеюсь, я вам не помешал. — Чем могу помочь, Уилл? — Дело касается Нилса Джекоби. — Что он опять натворил? — Я просто хотел выяснить, не забрал ли он кое какие вещи из отцовского дома. — Хм. — В вашем списке не достает серебряной рамки для фотографии. А в Бирмингеме в спальне Нилса я подобрал снимок семьи. Похоже, он прежде был в рамке — остались следы по краям. — Вот шельмец.


Страницы (143): 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143