Главная
Животные
Сказки
Галерея
Книги
Красный дракон
— Сколько оно пролежало в банках? — По меньшей мере шесть часов, — сказал Зеллер. — Учту. Лайза проколола крышку толстым шприцем, высосала воздух и впрыснула его в газовый хроматограф. Затем настроила прибор. Пока образец шел через пятисотфутовую колонку, перо прыгало по бумаге. — Бензин, — сказала Лайза. — Чистый, без всяких примесей. Такое довольно редко встречается. Она быстро просмотрела фрагменты записи. — Я не могу назвать точную марку. Давайте прогоню его вместе с пентаном, и все сразу станет ясно. — Хорошо, — кивнул Зеллер. К часу дня Зеллер получил все, что ему было нужно. Лайзе Лейк удалось определить марку бензина: Фредди Лаундса подожгли бензином марки «Сервко Сьюприм». При тщательном осмотре обломков сгоревшего кресла было обнаружено два типа ковровых ворсинок: шерстяные и синтетические. Налет плесени и грязи говорил о том, что кресло хранилось в темном, прохладном месте. Остальные выводы оказались менее утешительными. При анализе облупившейся автомобильной краски выяснилось: машина перекрашивалась. Когда краску исследовали в масс спектрометре и сравнили с данными Национальной ассоциации по автомобильным краскам, стало понятно, что это высококачественная эмаль, изготовленная в первой четверти 1978 года; всего было произведено 186 тысяч галлонов такой эмали, и она разошлась по мастерским, занимающимся покраской автомобилей. А ведь Зеллер надеялся, что удастся установить марку машины и хотя бы приблизительно год ее изготовления. Он послал в Чикаго телекс, сообщая о результатах анализов. Чикагская полиция потребовала вернуть колесики. Пакет получился громоздкий, и курьеру было неудобно его нести. Лабораторные отчеты Зеллер положил в каждую сумку вместе с письмами и пакетом для Грэхема. — Вообще то я вам не экспресс почта, — проворчал курьер, убедившись, что Зеллер отошел подальше и не может его услышать. Департамент юстиции содержит несколько небольших квартир неподалеку от здания чикагского суда Седьмого округа. Пока длится судебный процесс, в них живут юристы и почтенные эксперты. Грэхем остановился в одной из тех квартир. Крофорд жил напротив, надо было только пройти через холл. Грэхем вернулся в девять вечера, усталый и промокший до нитки. Позавтракав в самолете по пути в Вашингтон, он больше ничего не ел, и при одной мысли об еде ему становилось тошно. Дождливая среда, наконец, подходила к концу. Грэхем не мог припомнить другого такого мерзкого дня. Погиб Лаундс, и теперь очередь его, Грэхема. Честер целый день следил за ним издали: когда Грэхем осматривал стоянку, где Лаундс держал свою машину, когда он стоял под дождем на обгоревшем тротуаре, где подожгли Лаундса. Жмурясь от света прожекторов, Грэхем заявил журналистам, что «скорбит о гибели своего друга Фредерика Лаундса». Он собирался пойти на похороны. Многие агенты ФБР и полицейские тоже — они надеялись, что убийца явится полюбоваться на сраженного горем Грэхема. Грэхем не мог подобрать слов, чтобы выразить свои чувства. Он испытывал жуткую тоску, время от времени просто задыхался от негодования, что не сгорел заживо вместо Лаундса. Грэхему казалось, что за сорок лет он так ничему и не научился, а лишь безумно устал. Он налил себе в большой бокал мартини и, потягивая из него, стал раздеваться. Другой бокал он выпил, когда, приняв душ, уселся возле телевизора. — ФБР подстроило Зубастому парии ловушку, но вместо него погиб репортер, много лет отдавший журналистике. Подробности мы сообщим чуть позже в рубрике «Новости глазами очевидцев». Еще до окончания выпуска новостей дикторы принялись величать убийцу Драконом. «Сплетник» быстро внедрил это прозвище. Грэхем не удивился. В четверг номер газеты пойдет нарасхват. Он в третий раз налил себе мартини и позвонил Молли. Она смотрела новости в шесть и в десять, вдобавок видела «Сплетник». Поэтому ей было ясно, что Грэхем служил приманкой в ловушке, которую ФБР подстроило Зубастому парии. — Ты должен был сказать об этом мне, Уилл. — Возможно. А, может, и не стоило. — Теперь он попытается тебя убить, да? — Рано или поздно. Но это будет нелегко — я же не сижу на месте. И меня постоянно прикрывают, Молли. Он это знает. Поэтому все обойдется. — Ты еле ворочаешь языком. Что, слазил в холодильник и приложился к бутылке? — Да так, выпил пару рюмок. — И как самочувствие? — Хуже некуда. — В новостях сказали, что ФБР не охраняло репортера. — Предполагалось, что когда Зубастый пария прочтет газету, Лаундс уже будет у Крофорда. — Теперь его называют Драконом. — Да, это он так себя величает. — Уилл, знаешь что… Я хочу забрать Уилли и уехать отсюда. — Куда? — К его бабушке и дедушке. Они его давно не видели и очень обрадуются. — Гм… У родителей покойного отца Уилли было ранчо на берегу реки Орегон. — Мне здесь жутковато. Тут вроде бы безопасно, но мы почти совсем не спим. Может, на меня занятия стрельбой так подействовали… — Мне очень жаль, Молли. Если б ты знала, как мне жаль! — Я буду скучать по тебе. Мы оба будем.


Страницы (143): 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143